Японское и корейское кино на ММКФ

Наши партнеры:

В программе Московского Международного кинофестиваля присутствуют, конечно, и наши, азиатские картины. Вот отзывы критиков о двух из них:
Корейский фильм «Заложник» (Gue Mool / The Host) из Южной Кореи. Пародия на фильмы о монстрах, на хорроры и триллеры, да ладно, что уж там, режиссер Джун-хо Бон на саму Годзиллу замахнулся.
Хотя, конечно, сказать с уверенностью, что это пародия невозможно. По ощущениям, по сюжетным поворотам, по подаче — да, точно она. Но кто знает, это азиатское кино.

Хи-бонг Парк — владелец забегаловки на берегу реки Ханшуй, куда лет 6 назад злобные медики слили много формальдегида. У Хи-Бонга есть странный сын, кажется, страдающий нарколепсией. Еще один сын — алкоголик и дочь — чемпионка по стрельбе из лука. А так же — есть внучка — милейший ребенок. Благодаря вылитым в реку химикатам, там появляется монстр, этакая собакарыба, владеющая паркуром, в один прекрасный день она выскакивает на берег и начинает неплохо завтракать, обедать и ужинать отдыхающими. К сожалению, в ее пасть попадает и маленькая девочка. И вот, объединившись в едином порыве, семья отправляется искать ребенка, который каким-то чудом выжил и оказался в канализации.

Здесь есть все: сумасшедшие медики, пытающиеся вытащить мозг из людей, погоня за монстром и нелепейшие диалоги, которые в сочетании с пафосной музыкой вызывают приступы гомерического смеха.

Смешение жанров дает такую зубодробильню, что к финалу, где клубится ядовитый газ, а монстр с упоением пьет бензин, не удивляешься ничему. Даже тому, что это, якобы, по реальным событиям.

Олеся Константинова.

И японском фильме «Любовь и честь» (Bushi no ichibun), 2006, режиссер: Ёдзи Ямадо:
Мое любимое азиатское кино, в данном случае японское, самурайское, снятое ради одной сцены и вместе с тем повествующее о Чувствах с большой буквы. Самурай, он ведь как — он за честь маму родную не пожалеет, не то что какую-то, пусть и любимую, жену. Даже слепой как крот, после неудачной попытки съесть в виде суси ядовитого моллюска (работа такая), он благородно готов отрубить сопернику если и не орудие адюльтера, то хотя бы руку. Выходя из дому, самый распоследний самурай, как мы хорошо знаем, всегда готов умереть. Ну и так далее — все, о чем повествует кодекс «Хагакуре», в фильме присутствует в полный рост. Не знаю, как вам, а мне такие фильмы нравятся больше всех европейских вместе взятых. Приятно, что их стало много, может, хотя бы японцы научат нас благородству и правильному отношению к жизни, равно как и смерти. Пара-тройка харакири героев просто от стыда — это так, для разминки.
Известно, что сами жители Страны восходящего солнца ничего не выдумывают, а лишь доводят до совершенства артефакты западной цивилизации, в данном случае кинематографические. Особенно хорошо получается, когда они тщательно воссоздают эпоху, нравы и всякие мелкие детали своего самурайского быта, без оглядки на психологию Фрейда и современную систему семейных взаимоотношений.
«Равнение на смерть», лишь воспетое в стихах западных (а по отношению к ним весь мир — запад) поэтов, в Японии принято понимать буквально. Правда Ёдзи Ямадо отдает дань современному зрителю, снабжая свой фильм голливудским хэппи-эндом, но очарования от этого его кино не теряет. Фильм с русскими титрами, так что, скорее всего, уже куплен для проката. На радость зрителю.

Игорь КАМИРОВ.

Источник информации: http://www.cultradio.ru/ и http://www.utro.ru/



Написать отзыв

Ответьте на вопрос для защиты от спама:

Введите число одиннадцать: